Объединение Монголии
Империя тюрков / Империя Чингисхана / Объединение Монголии
Страница 6

В условиях обострения отношений «людей длинной воли» с племенной верхушкой разрешение могло быть только военным. И оно не замедлило себя ждать: конфликт произошел из-за убийства брата Джамухи, вздумавшего отбить табун у чингисовцев. Состоялась битва при Далан-балчжутах, где Джамуха выступил с 30 тыс. всадников против 13 тыс. чингисхановских. Джамуха разгромил войско Чингисхана, казнил пленных и отвел свои войска, не завершив уничтожение коалиции Чингисхана.

Безусловно, окружение Джамухи было очень заинтересовано в походе, но этот поход был лишь средством. Целью являлось уничтожение коалиции Чингисхана и его самого. Почему же Джамуха не захотел ставить этой заключительной точки в своем походе, который, можно сказать, был определяющим в дальнейшем ходе мировой истории? Ответа на этот вопрос, фактически, нет, поскольку все историки ограничиваются лишь пересказом источников. Анализ большого количества хроник, проведенный нами, причем касающихся именно личностной характеристики Джамухи, позволяет сделать следующий вывод: интересы Джамухи не были интересами его окружения, они совпадали только по своей направленности – к Чингисхану, но не более. Цели племенной аристократии должны были быть достигнуты победоносным завершением похода, в то время как цели Джамухи достигались самим процессом похода, разгромом армии Чингисхана и тем самым уничтожением его как полководца и личности и демонстрацией собственного превосходства. Ведь находясь на грани победы над Чингисханом, он внезапно уходит с места сражения, сказав только: «Ну, мы крепко заперли его в Ононском Цзерене!»

Возможно, в том, что Джамуха не стал завершать свой поход полным разгромом Чингисхана, сыграл и фактор их братания кровью. Как бы то ни было, Чингисхан уцелел. Война, тем не менее, стала объективно необходимой, причем для всех: для противников Чингисхана, для окрестных племен – татар, отравивших отца Чингисхана; меркитов, обесчестивших его жену; для Ванхана кераитского, стремившегося победами поднять свой престиж; для найманского хана, который оценивал политическую ситуацию как невозможную, чтобы народ имел двух государей.

Джамуха не оправдал их надежд. После чего даже самые воинственные племена Джамухи перешли на службу к Чингисхану, поскольку они стремились побеждать, в одночасье стало ясно, что с Джамухой победить нельзя.

Развернулась политическая борьба, и как результат – переход различных племен на сторону Чингисхана. Антагонизм общественных сил нарастал. Лагерь «людей длинной воли» был однородным по своему составу и своим устремлениям; аристократический же лагерь делился на два слоя: племенную аристократию, конфликтовавшую с «людьми длинной воли», и рядовых членов племен, которые потенциально были теми же «людьми длинной воли» и отличались лишь своей покорностью знати. Такое положение создавало неустойчивость в лагере племенной аристократии и возможность перехода племен в лагерь Чингисхана, несмотря на социальные противоречия. А в лагере «людей длинной воли» выдвижение военной верхушки во главе с Чингисханом трансформировало борьбу за свободу и независимость в борьбу за господство. Чингисхан из атамана превратился в государя.

В XIII в. не исчезли традиции степного единства, заложенные хуннами и развитые тюрками. Пришло время для увенчания здания кочевой культуры, и было ясно, что это сделают объединенные тюрко-монголы под предводительством Чингисхана. Полководцы и вожди родов, поддерживавшие Чингисхана, знали, что их только что созданная нация и уже опытная армия готовы к дальнейшим завоеваниям.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 

Смотрите также

Империя Чингисхана
Восемь столетий назад один человек завоевал полмира. Имя ему – Чингисхан. Это был величайший завоеватель на арене мировой истории. Переходы его армии измерялись не километрами, а градусами широты и ...

Предисловие
Почти двадцать лет назад я заключил соглашения, результатом которых стала эта книга. К началу войны около полумиллиона слов в соответствии с договором уже легли на бумагу. Конечно, предстояла немала ...

Наука и политика. Война и мир
С тех самых пор, как мои занятия античным миром приняли сознательный и самостоятельный характер, он был для меня не тихим и отвлекающим от современной жизни музеем, а живой частью новейшей культуры; ...