Объединение Монголии
Империя тюрков / Империя Чингисхана / Объединение Монголии
Страница 1

Кое у кого были опасения по поводу нового властителя. Например, у царя кераитов Ванхана, который понимал, что его вчерашний вассал становится равным ему.

Если верить официальной чингисидской истории, союз Чингисхана и Ванхана был более выгоден последнему. Во всяком случае, если вначале поддержка Ванхана позволила Чингисхану ускользнуть от врагов, то вскоре и монгольский герой смог оказать своему сюзерену подобную услугу. Однажды – точная дата неизвестна – Ванхана сверг его собственный брат Эрке-кара при поддержке царя найманов Инанч-хана. Он бежал на юго-запад, на р. Чу, к каракитаям, у которых так и не получил помощи. Поссорившись с царем каракитаев, он какое-то время скитался в Гоби. Отчаявшись, Ванхан решил обратиться к Чингисхану. Тот дал ему небольшое войско и помог вернуть кераитское царство. Об этом он впоследствии напомнил Ванхану такими словами: «Ты пришел голодный, истощенный, как угасающий костер. Я дал тебе баранов, лошадей, одежду. Ты был худой, за пятнадцать дней я снова откормил тебя». Другой брат Ванхана, Джагамбу, решил искать убежища у цзиньского императора, но Чингисхан предложил Джагамбу помощь и отправил войска для его защиты от меркитов. Позже Чингисхан сказал Ванхану: «Это вторая услуга, которую я оказал тебе».

Однако Ванхан, судя по всему, пренебрег услугами Чингисхана и нарушил договор о военном союзе: не предупредив Чингисхана, он предпринял поход на меркитов, вынудил их вождя Токтоа бежать через устье Селенги на юго-восточный берег Байкала (в страну Баргу, упоминаемую в «Сокровенном сказании»), убил одного из сыновей Токтоа, другого взял в плен, забрал много пленных воинов, большое количество скота, ценную добычу, при этом, нарушив договор, не поделился с Чингисханом.

Тем не менее Чингисхан, если верить официальной чингисидской хронике, продолжал доверять Ванхану. Когда найманы совершили интервенцию на страну кераитов и обратили в бегство брата Джагамбу и сына Ванхана, последний обратился за помощью к Чингисхану, – тот немедля отправил ему своих «четырех славных воинов», которые спасли сына Ванхана, прогнали найманов из кераитской страны и вернулись с богатой добычей. Казар, брат Чингисхана, завершил кампанию крупной победой над найманами.

После этой войны состоялся поход войск Чингисхана и Ванхана против тайчжиутов, которые были заклятыми врагами Чингисхана, в результате чего правитель тайчжиутов Таркутай-Кирилтуг, который с детства преследовал его, был убит.

В «Юань-Ши» упоминается коалиция различных кланов, ожесточенных поражением найманов и тайчжиутов и давших клятву отомстить Чингисхану и Ванхану. Но Чингисхан, вовремя предупрежденный своим тестем, Дайсэчэном, разбил коалиционные войска у озера Буйур. Именно на эту битву Чингисхан намекал позже в своем знаменитом поэтическом послании Ванхану: «Подобно соколу я взлетел над горами и перелетел через озеро Буйур; я пленил для тебя журавлей с синими лапками и пепельно-серыми перьями – дорбенов и татар; затем, пролетая над озером Келе, я захватил для тебя синелапчатых журавлей – катакинов, салджиутов и конгиратов».

Хотя Ванхан в ту пору официально считался самым могущественным правителем на территории Монголии, но, по сути, его власть не имела сильной опоры. Даже в собственной семье Ванхана имелись предатели. Ему пришлось вырвать кераитский трон из рук своего дяди, затем бороться со своим братом. «Юань-Ши» свидетельствует, что после победы над коалицией у Ванхана снова едва не отобрал трон его брат, Джагамбу, который бежал к найманам после раскрытия заговора.

Монголия переживала смуту. Против гегемонии, которую пытались создать Ванхан и Чингисхан, Джамуха сформировал новую коалицию. Он собрал впечатляющее количество вассалов и родичей и предоставил свои требования на племенное руководство. Объединение сил всех монгольских племен под единым началом было не личным желанием претендентов на гегемонию – к этому подталкивало стремление части родовых элит упорядочить хаос межплеменных и межродовых отношений. Самые дальновидные понимали, что объединение сил не только придаст стабильность социальным связям в будущем (например, в правильном наследовании и защите прав находившейся в стадии становления потомственной степной знати), но и в настоящем позволит единому, собравшему все силы племен улусу обогатиться за счет грабежей соседей.

Начало окончательной фазы за гегемонию в монгольской степи следует отнести к 1201 г., когда в урочище Алкуй-Булак 16 племенных вождей собрались на курултай и провозгласили Джамуху гурханом, т. е. «всеобщим ханом», тем самым фактически объявив войну Чингисхану и Ванхану. Вот в такой обстановке начинала формироваться Монгольская империя. Оставалось выяснить, кто из двух соперников будет ее повелителем – Чингисхан или Джамуха. В этом поединке на стороне Чингисхана были политический расчет, упорство, умение показать себя правым и, в самом начале, нерешительная, но поддержка Ванхана.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

Анализ последних исследований и публикаций
Научный поиск в сфере государственного регулирования экономики традиционно сосредотачивается на оптимальном соотношении между экономической эффективностью и социальной справедливостью. В ходе поиска ...

Солнечная земля Египта
Египет… Этот мир неизменный, удивительный, с историей, наполовину лишь разгаданной, с мудростью, четырьмя тысячелетиями предшествовавшей времени Авраама и Якова. В. Андреевский А более всего я люб ...

Тюркские народы с X в. до н. э. по V в. н. э
Мировая история свидетельствует, что не было и не могло быть этноса, происходящего от одного предка. Все этносы имеют двух и более предков, как все люди имеют отца и мать, и это подтверждено многове ...