Появление на мировой арене римской державы. Схватка рима и карфагена
Битвы цивилизаций / Появление на мировой арене римской державы. Схватка рима и карфагена
Страница 6

Рим будет преследовать стойкого врага до границ ойкумены, до полного уничтожения. После того как в серии сражений Ганнибал был разбит, он дошел до Тира и у основателей Карфагена был принят, по словам историка Ливия, как «прославленный соотечественник, со всеми возможными почестями». Оттуда он двинулся к Антиоху, правителю Сирии, где и продолжал с яростью и упорством вести борьбу с Римом не на жизнь, а на смерть. Ливий приводит и речь Ганнибала, обращенную к Антиоху: «Когда, Антиох, я был еще малым ребенком, мой отец Гамилькар как-то во время жертвоприношения подвел меня к алтарю и заставил поклясться, что никогда не буду я другом римского народа. Под знаком этой клятвы я воевал тридцать шесть лет, она же изгнала меня из отечества во время мира, она привела беглецом в твой царский дворец, и если ты обманешь мою надежду, я, ведомый все тою же клятвой, разузнавая, где еще есть военные силы, где есть оружие, по всему свету стану искать и найду врагов римлянам… Я ненавижу римлян и ненавистен им!» Первое впечатление таково, что перед нами какой-то безумный наемник, «солдат удачи», для которого просто нет в жизни другого смысла, кроме борьбы на поле сражения. Даже и Полибий называет его «единственным виновником, душой всего, что претерпели и испытали обе стороны, римляне и греки». Однако узкоперсона-листский взгляд на причины широкомасштабных исторических конфликтов крайне уязвим и неверен. Эту точку зрения обычно избирают, поддерживают вполне определенные политические и экономические круги, которые желают снять с себя ответственность как с главных виновников империалистических или гражданских войн. Энгр. Антиох и Стратоника

Энгр. Антиох и Стратоника

Весьма удобная, выигрышная позиция: назвать одного козла отпущения – Ганнибал, Цезарь, Тамерлан, Наполеон, Гитлер, Чемберлен – и счесть проблему благополучно разрешенной. Но остаются в тени истинные виновники, монополисты, милитаристы, грабители, чьи финансово-коммерческие и военные интересы и ведут к войнам. У того же Ливия встречаем свидетельство, согласно которому, полководец римлян Сципион после боя «занял вражеский лагерь, разграбил его и вернулся с несметной добычей к морю». В другом случае, говоря на сей раз о македонских полководцах и хваля старых царей, он прямо говорит и о целях войн: «Что толку уничтожать то, из-за чего и ведется война? Ведь тот, кто это делает (уничтожает и истребляет добычу победителя. – Ред.),не оставляет себе самому ничего, кроме самой войны». Некой аксиомой являлось то, что войско в Риме, Персии, Македонии да где угодно, набиравшееся, как правило, из бедных граждан, рассчитывает не только на скромное жалованье, но и на щедрые подарки императора или царя. Так, известно, что Сулла насильственно отобрал для своих ветеранов земли у италийских крупных и мелких собственников, что обострило земельный кризис и экономическое положение в стране. Мы уже не говорим о постоянных грабежах и захватах добычи войском. Война с Карфагеном

Война с Карфагеном

Подтверждением того, что в основе завоеваний лежали финансовые и экономические интересы захватчиков и победителей, служит и та контрибуция, которую возложил Рим на Карфаген после победы в 1-й Пунической войне и договора 241 г. до н. э. Контрибуция составила 2200 евбейских талантов, а после побед во 2-й Пунической войне – уже 10 000 талантов. Но самым жестоким ударом для карфагенян, нации торговцев, был приказ Сципиона сжечь все их корабли. Весь их флот, за исключением 10 кораблей, уничтожат на глазах потрясенных жителей Карфагена. Но и по завершении III в. до н. э. промышленно-торговое присутствие пунийцев в этом бассейне Средиземноморья, т. е. в пространстве «общего рынка» древности, прослеживается весьма заметно. Видимо, несмотря на все статьи договора, флот у Карфагена сохранился, ибо, по словам Аппиана, пунийцы стали строить новый порт в расчете на 220 военных судов. И это означало, что Карфаген не сдался, он готовился к реваншу. Стремление возродить боевую мощь и «цветущее состояние карфагенской экономики» заставят Рим нанести последний, смертельный удар. Карфаген будет уничтожен не только как экономический, но и как главный геополитический противник Рима, он лишится и своей политической независимости. Город был сожжен и разрушен до основания, а по его земле торжествующий цивилизатор провел межу как знамение того, что тут ничему впредь не быть. Останки Карфагена

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Смотрите также

Анализ последних исследований и публикаций
Научный поиск в сфере государственного регулирования экономики традиционно сосредотачивается на оптимальном соотношении между экономической эффективностью и социальной справедливостью. В ходе поиска ...

Империя Чингисхана
Восемь столетий назад один человек завоевал полмира. Имя ему – Чингисхан. Это был величайший завоеватель на арене мировой истории. Переходы его армии измерялись не километрами, а градусами широты и ...

Становление Римской Империи
История не в состоянии без посторонней помощи наглядно описать народную жизнь во всем ее бесконечном разнообразии; она должна довольствоваться описанием общего хода событий. В ее состав не входят де ...