Александр Македонский и греки
Древняя Греция / Наука и политика. Война и мир / Александр Македонский и греки
Страница 4

Карта походов Александра Македонского

Особенно если принять во внимание некоторые стороны его взглядов. Так, в сфере конкретной политики Аристотель выделял 3 основные демократические акции: 1) запрещение рабства за долги; 2) предоставление права жаловаться на суд лицам, посторонним потерпевшему; 3) апелляция к народному суду. «Последнее, как говорят, более всего повело к усилению массы, потому что, ставши верховным судьей, народ делается неограниченным властелином в государстве». Весь этот демократический соус, конечно, выглядел нелепо в глазах царя – повелителя мира. Так же нелепо выглядит введение в стране, руководствующейся тысячелетней традицией царей, суда присяжных.

Хотя вряд ли Александру удалось бы создать империю без усвоения полученных им от философа важных знаний. Опираясь на знания и опыт наставников, тот показал себя талантливым стратегом и умелым администратором. Понимая, что Восток – материя особая, Александр выработал свой стиль управления. Суть оного – учет специфики регионов, обычаев, нравов. Подтверждение того, что он искренне пытался понять нравы и систему ценностей Востока, служит и его известная «беседа» с брахманами-софистами (индийские мудрецы). О ней рассказывают многие: Арриан, Страбон, Плутарх. Хотя иные отрицают факт беседы. Арриан считал, что софисты ответили всего на один вопрос. Плутарх же говорит о беседе Александра с плененными им гимнософистами. Зная нрав полководца, можно предположить, что беседа скорее всего походила на допрос. Мегасфен же пишет, что завоеватель мира не нашел ничего умнее как стал угрожать мудрецам. Если учесть, что встретились люди, говорящие на разных языках, воспитанные в совершенно разных культурах, мыслящие в разных плоскостях, вряд ли такая беседа могла быть сколь-либо плодотворной. Позднее факт встречи был сообщен культурному сообществу киниками-греками. В описании киников Александр рисуется жестоким завоевателем, что в общем и целом соответствует действительности. По их мнению, в споре с мудрецами Индии, что близки в своих воззрениях киникам, Александр потерпел жестокое поражение.

В случае с Александром Македонским Аристотелю не удалось реализовать свои идеи. Ученик, не успев построить Александрию, тут же поспешил объявить себя богом. Стоило царю ознакомиться с обычаями восточных сатрапов, как он ввел их и у себя при дворе. Аристотель писал ему: «Время не сможет здесь ничего затмить, потому что прекрасные советы учений и увещаний имеют своим зрителем вечность. Старайся поэтому превратить власть не в высокомерие, а в добрые дела сообразно добродетели, выше которой в жизни ничего не может быть. Человек, смертный по природе, после неизбежной смерти может благодаря величию своих дел стяжать бессмертную память. Помни одно: ты воспитан не неразумно, как некоторые, получившие нелепые убеждения; у тебя и знатный род, и унаследованное царство, и надежное образование, и повсеместная слава. И насколько ты выделяешься дарами судьбы, настолько же ты должен и первенствовать в доблести и прекрасных делах. Впрочем, твори полезное, довершая задуманное». У философа и политика-завоевателя различные представления о том, что следует считать «доблестью» и что является подлинно «прекрасными делами». И всегда ли надо следовать тому, чему учит греческая философия? Так, Аристотель внушал ему, что в варварах следует видеть лишь животных или растения, а вовсе не соратников и друзей. Философ рекомендовал, что одними народами надо управлять «гегемонически», а другими – «деспотически». Но полководец и политик, конечно же, не мог себе позволить такой вольности, реализуя идею «всемирной империи». Битва при Гранике

Битва при Гранике

Еще при жизни Филиппа стало ясно, что между жизненными целями и задачами ученого и царя-завоевателя, каковыми были Аристотель или Филипп с Александром, лежала бездна, преодолеть которую трудно. На словах те превозносят Аристотеля. В книге «Цветы литературы» Аль-Хусри приводится такой разговор: «Спросили Александра Великого: – Почему ты уважаешь своего учителя больше, чем родного отца? – Отец подарил мне жизнь бренную, – ответил Александр, – а учитель – вечную». Александр рвался к власти, к славе победителя-громовержца и воина… Молодость мужественна. Аристотель считал, что Сократ не прав, называя мужество знанием. Знание становится наукой благодаря опыту. «Стало быть, мужество не наука». Но при чем тут мужество или наука? У царя на первом месте одна наука – искусство управлять и властвовать (и по возможности с наибольшой пользой для его народа). Поэтому серьезные разногласия между учителем и учеником были неизбежны.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Смотрите также

Предисловие
Правящих рас, народов с имперским мышлением, не так много. В их числе, рядом с персами, греками и римлянами, можно назвать тюрков. В чем же суть имперского мышления тюрков? Они, как правило, власти ...

Карты
Государство хуннских шаньюев Эпоха сяньби и жуаньжуаней Степные царства Эпоха тюркских каганатов Второй тюркский каганат Эпоха уйгурского каганата Кыргызски ...

Политика и культура древнего Ирана
После ассиро-вавилонской монархии, этой золотой головы наиболее чистого и наиболее централизованного деспотизма, выступает мидо-персидская монархия – серебряная грудь и руки, символизирующие менее ...