Чагатайское ханство
Империя тюрков / Империя Чингисхана / Чагатайское ханство
Страница 4

Кайду, чья фигура появляется перед нами только «урывками» в связи с пертурбациями истории Юаней, – это видный принц, сильная личность, «неудавшийся Гуюк». Во всяком случае, этот последний из великих рода Угэдея имел все задатки монарха. Разумные меры, которые он предписал Алугу для защиты населения сельскохозяйственных районов и городских центров Мавераннахра, показывают, что он смотрел дальше, чем обычные правители кочевников. Как замечает Вассаф, Мавераннахр процветал при Кайду, справедливом и гуманном сюзерене. Сорок одна битва, в которых он участвовал (в ходе крупной экспедиции в Польшу и Венгрию в 1241 г.), показывают его как хорошего полководца: он единственный на континенте бросил вызов великому Хубилаю, который при всем своем могуществе так и не смог победить его. Приветливость, с какой он принял несторианских паломников, надежды, которые возлагал на него папа Николай IV (он написал ему письмо 13 июля 1289 г., уговаривая принять католичество), говорят о том, что подобно всем «старым» монголам он с симпатией относился к христианству. Его беда в том, что он пришел слишком поздно, когда Хубилай уже прочно закрепился в Китае, когда другие ветви чингисидского древа уже наполовину китаизировались, тюркизировались или иранизировались. Во многих смыслах этот последний хан Верхней Азии представляет собой последнего из монголов.

Дува до конца был рядом с Кайду. Хотя надо сказать, что смерть грозного сюзерена избавила его от тяжкой опеки. Впрочем, он сумел сориентироваться в этой ситуации. Кайду оставил сына Чапара, который унаследовал все титулы отца. Дува признал его своим сюзереном, но преемник Кайду не был столь великой личностью, чтобы сохранить империю, созданную отцом. Дува начал с того, что предложил ему перейти под сюзеренство Тимура, и они в августе 1303 г. послали такую просьбу в Пекин, положив тем самым конец гражданским войнам, которые в течение сорока лет опустошали Верхнюю Азию, и восстановив монгольское единство. Но, обеспечив себе поддержку императора, Дува порвал с Чапаром. Армии двух принцев встретились между Ходжентом и Самаркандом. Сначала войска потерпели поражение, но во втором сражении Шах-Огул, брат Чапара, одержал победу. Тогда Дува предложил Чапару восстановить старую дружбу, и было обговорено, что Дува и Шах-Огул встретятся с этой целью в Ташкенте. Но второй, по обычаю кочевников, имел неосторожность распустить часть своей армии. Дува прибыл в Ташкент со всеми своими силами, застал Шах-Огула врасплох и обратил его в бегство, затем захватил города Бенакет и Талас, принадлежавшие Чапару. Чапар, ставший лагерем между Черным Иртышом и Юлдузом, по-видимому, еще не знал об этом событии, и тут его постиг новый удар: войска императора Тимура, вышедшие из Каракорума, перешли через Южный Алтай и атаковали его с тыла. Чапару не оставалось ничего другого, кроме как сдаться Дуве. Тот принял его с почетом, но отобрал у него все владения. Таким образом, чагатаиды, на некоторое время побежденные в Мавераннахре домом Кайду, победили его на Или и в Кашгарии и восстановили целостность своей вотчины (1306 г.).

Однако в конце 1306 г. Дува умер. Его старший сын Кунджук сидел на троне только полтора года. После его смерти власть захватил Талику, внук Бури. Это был принц, закаленный в битвах. Он исповедовал «магометанство и распространял его среди монголов» – так писал Оссон. Но сторонники семьи Дувы взбунтовались против него, и один из них зарезал его во время праздника (1308–1309 гг.). Ханом был провозглашен Кебек, младший сын Дувы.

Между тем эти беспорядки дали какую-то надежду угэдейскому претенденту Чапару, побежденному и обездоленному Дувой. Он атаковал Кебека, но был разбит, переправился через Или и укрылся при дворе Кайшана, монгольского императора Китая. После этой победы, которая еще раз поставила точку на последних вылазках дома Угэдея, чагатаидские принцы созвали большой курултай, на котором решили избрать ханом одного из сыновей Дувы, находившегося в то время при пекинском дворе, принца Есен-Буку. Избранник занял трон, который добровольно уступил ему его брат Кебек. После смерти Есен-Буки в 1230 г. власть снова перешла в руки Кебека.

Несмотря на всю эту смену главных действующих лиц, чагатаиды, которым Дува вернул всю полноту суверенной власти, начали оказывать влияние на внешние дела.

Поскольку любая экспансия в сторону Китая была для них невозможна, так же, как и в арало-каспийские степи, и в Иран, где прочно закрепились хубилаиды, джучиды и хулагуиды, они двинулись в Афганистан и Индию. Персидские ханы, двор которых находился на другом конце Ирана, в Азербайджане, почти не обращали внимания на афганские события. Чагатаиды воспользовались этим, чтобы закрепиться в Бадахшане, Кабуле и Газне. На западе Афганистана образовалось сильное и гибкое государство афгано-гуридской династии Кертов, которое было почти независимым, несмотря на протекторат персидских ханов. Так что чагатаидам движение в ту сторону не сулило ничего хорошего, поэтому они двинулись в Восточный Афганистан, а оттуда вели успешные набеги в северо-западные районы Индии. В 1297 г. Дува разорил Пенджаб, но скоро был изгнан. Делийская империя, где правил султан Ала-ад-Дин Килджи (1295–1315 гг.), представляла собой мощную военную державу, о которую в конечном счете разбились все атаки чагатаидов. Но в какой-то момент они действительно были опасны, и потребовались вся воля и энергия султана и его наемников, чтобы отразить их. Даже создалось впечатление, что Индия после отставания длиной в три четверти столетия станет добычей чагатаидов.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Смотрите также

Тюркские народы с X в. до н. э. по V в. н. э
Мировая история свидетельствует, что не было и не могло быть этноса, происходящего от одного предка. Все этносы имеют двух и более предков, как все люди имеют отца и мать, и это подтверждено многове ...

Анализ последних исследований и публикаций
Научный поиск в сфере государственного регулирования экономики традиционно сосредотачивается на оптимальном соотношении между экономической эффективностью и социальной справедливостью. В ходе поиска ...

Положение о службе охраны труда
В организации с численностью 100 и менее работников решение о создании службы охраны труда или введении должности специалиста по охране труда принимается руководителем организации с учетом специфики ...