Великие египтологи и научные открытия
Древние цивилизации / Солнечная земля Египта / Великие египтологи и научные открытия
Страница 5

Разрез гробницы Тутанхамона

Видимо, справедливость есть и в науке… Как иначе объяснить то, что в 1881 году Эмиль Бругш-бей, брат знаменитого египтолога Генриха Бругша, бывший в то время хранителем музея в Каире, стал владельцем сокровищницы, более драгоценной, чем клад Аладдина. С помощью египтян, которые обнаружили в 1875 году в скале между Долиной царей и Дейр-эль-Бахри погребальную камеру с мумиями фараонов, он увидел груду саркофагов. Еще ни один европеец не видел ничего подобного. Вот как увиденное им описывает К. Керам: «Перед ним были бренные останки самых могущественных правителей древнего мира. Продвигаясь где ползком, где во весь рост, он установил, что здесь лежит Яхмес I (1580–1555 гг. до н. э.), который приобрел известность тем, что окончательно изгнал варварских царей-пастухов – гиксосов (с чем, однако, совершенно не связан библейский рассказ об исходе израильтян из Египта), и что здесь находится мумия Аменхотепа I (1555–1545 гг. до н. э.), ставшего впоследствии святым покровителем всего Фиванского некрополя. Наконец среди многочисленных гробниц менее известных египетских фараонов он находит (не выпуская факела из рук, он вынужден на минуту присесть, чтобы справиться с охватившим его волнением) мумии обоих великих египетских правителей, слава которых пережила века: Тутмоса III (1501–1447 гг. до н. э.) и Рамсеса II (1298–1232 гг. до н. э.), прозваннного Великим (при дворе которого, как думали во времена Бругша, вырос Моисей, законодатель еврейского народа и западного мира), – фараонов, один из которых царствовал пятьдесят четыре года, а другой – шестьдесят шесть лет, фараонов, сумевших не только создать на крови и слезах своих подданных мировые империи, но и удержать их в течение долгого времени в руках… Он принялся считать; всего здесь оказалось сорок мумий, бренные останки сорока правивших некогда фараонов, которых почитали в свое время как богов. Три тысячи лет пролежали они, никем не потревоженные, прежде чем их удалось увидеть сначала грабителю, а затем ему…» Г. Картер и его коллеги перед гробницей фараона Тутанхамона

Г. Картер и его коллеги перед гробницей фараона Тутанхамона

Особо отметим имя англичанина Ф. Питри. Он за два года раскопок в Саккара (1912–1913) восстановил всю последовательность царей I династии. Хотя, конечно, в золотую книгу пионеров египтологии вписано и имя Г. Картера (1874–1939). Тот принимал участие в экспедиции «патриарха» египтологии Ф. Питри. Затем Картер всю свою жизнь связал с Египтом: он становится генеральным инспектором Службы древностей в Египте. Знакомство и сотрудничество его с лордом Карнарвоном привело к удивительным открытиям. У одного была страсть к изучению истории Египта, но не было денег, у другого (Карнарвона) были деньги. К тому же он, к счастью, имел целый набор болезней, которые и удержали его в Египте, солнечной сухой стране (подальше от сырости Альбиона). Так вот сложился этот священный, но и «странный союз». После раскопок американца Т. Дэвиса за Долину царей взялись англичане (1914). Шли годы тяжких трудов. И вот когда лорд уже готов был бросить все поиски, зимой 1922/23 года Картеру наконец «повезло» – под входом в гробницу Рамсеса VI он обнаружил первую ступеньку, ведущую в тайную гробницу, скрепленную печатью царского кладбища. До этого Картер дважды находился рядом с открытием, однажды остановился буквально за 2 метра. Пробив отверстие, он увидел чудесные вещи. Это был «настоящий музейный зал» (три больших позолоченных ложа, статуи, скульптуры фараона, кубок в форме лотоса, колесницы, сверкающие золотом и инкрустациями). Вход охранял бог-шакал Анубис, обеспечивавший посмертный покой фараона и возглавлявший похоронные обряды. «Я думаю, что в ту ночь почти все не спали», – написал Картер. Все найденные им тут вещи созданы были в период Амарны. Сокровища гробницы

Сокровища гробницы

Именно тогда искусство Египта и достигло наивысшего расцвета. О находке тут же узнали в Лондоне и Париже. Газеты буквально взахлеб писали о сказочных сокровищах гробницы Тутанхамона, а парижские дамы стали одеваться «a ля Тутанхамон». Все желали поскорее увидеть собственными глазами невиданные сокровища минувших веков: ларец прекрасной росписи, стул, кресло и золотой трон фараона. Затем были обнаружены ковчеги (4 ковчега с золотой облицовкой), желтый кварцитовый саркофаг, где был гроб 18?летнего фараона. Пред взором восхищенных археологов предстало чудо – золотая маска Тутанхамона.

Историк И. Кацнельсон описал это зрелище: «Портретная маска Тутанхамона – одно из величайших творений египетских художников-ювелиров. Она выкована из чистого золота и весит 9 кг. Глаза юного фараона, чуть-чуть скошенные, с большими черными зрачками, спокойно устремлены вперед… Лоб венчают уже знакомые нам символы царской власти – коршун Нехебт и змея Буто… Маска имеет сходство с другими несомненно достоверными скульптурными портретами Тутанхамона. Более того, в ней можно уловить некоторые общие черты с Эхнатоном и, особенно в профиль, – с царицей Тии. Таким образом, она служит ценным доказательством близкого родства Тутанхамона с царской семьей». Сверху мумии лежал скромный венок от молодой вдовы фараона, положенный тысячи лет назад. Дальше – больше. Под каждым слоем бинтов обнаруживали все новые и новые драгоценности… В Национальном музее Каира, глядя на посетителей, с благоговением взирающих ныне на того, кто всегда «слышал мольбу пребывающего в нужде», невольно подумалось: как же получилось, что его гробница – единственная, которую так и не успели разграбить? Может, Тутанхамон сумел умиротворить богов, чтобы «они защищали Землю Любимую»?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Смотрите также

История и культура майя
Тропические леса Центральной Америки – родина древних майя. Они пришли с севера, и даже слово «север» — «ша­ман» на их языке — связано с понятием « ...

Предисловие
Почти двадцать лет назад я заключил соглашения, результатом которых стала эта книга. К началу войны около полумиллиона слов в соответствии с договором уже легли на бумагу. Конечно, предстояла немала ...

Наука и политика. Война и мир
С тех самых пор, как мои занятия античным миром приняли сознательный и самостоятельный характер, он был для меня не тихим и отвлекающим от современной жизни музеем, а живой частью новейшей культуры; ...