Борьба Вавилона и Ассирии за господство
Древние цивилизации / Цивилизации Шумер, Вавилона, Ассирии / Борьба Вавилона и Ассирии за господство
Страница 3

Изображения ассирийских государей

Победитель твердо знал, что уже завтра его победа вызовет зависть у конкурентов и соперников, и ему через какое-то время придется вновь и вновь надевать ратные доспехи, собирать армии и идти в поход. Точно так же и побежденные крайне редко смирялись со своим поражением. Они вели поиск союзников и при первом же удобном случае нападали на своего обидчика, пытаясь жестоко отомстить и вернуть все то, что у них несправедливо было отнято. Правда, иные цари не очень любили нести бремя тяжких походов (Ашшурбанипал предоставлял эту сомнительную честь своим полководцам).

Прямо за Тигром, на окраине Мосула, можно и ныне увидеть развалины Ниневии (все то, что от них осталось). Далее, в 30 км к югу – руины Нимруда (Каллаха), и, наконец, в 100 км на юго-восток, близ Шургата, на скалистом утесе видны остатки некогда грозной крепости, первой столицы Ассирии – города Ашшура. Вчерашние кочевники осели на берегах Тигра, не оставляя занятий охотой. В политическом отношении ассирийцы долгое время находились в подчинении у Саргона Аккадского, Нарам-суэна, Хаммурапи или хеттов. Их соперники были грозными, безжалостными воителями. Скажем, когда Саргон захватил крепость Муссарир, он вывез огромное количество золота, серебра, оружия, украшений из меди и слоновой кости, не считая 1235 баранов, 525 быков, 380 ослов, 12 мулов и 6110 пленных. Богатства шли на содержание войска, царя и его свиты, на женщин, на создание храмов-зиккуратов, росписей, статуй. Тот, кто не желал платить дани добровольно, того принуждали силой оружия или террором. «Натиском моего сильного оружия я поднялся в крепость, разграбил ее богатство и велел перенести все в мой лагерь. Ее крепкие стены восьми локтей толщины я снес и сровнял с землей. Дома их внутри крепости я предал огню. Сто тридцать селений вокруг я зажег, как костры, и дымом их, как ураганом, я закрыл лицо небес. Полные амбары я открыл, и ячменем без счета я накормил мое войско. На луга я пустил скот, как полчища саранчи. Они вырвали его траву и опустошили нивы».

Поначалу войны Ассирии можно назвать скорее оборонительными (той приходилось подвергаться нападениям Митанни и других царств), но уже начиная с Салманасара II (в начале XIII в. до н. э.) власть в ассирийской державе концентрируется в руках царей-воителей. Они шаг за шагом начинают отвоевывать старые и завоевывать новые земли. Они вторгаются в Митанни, разбивают коалицию из сорока царей Наири у озера Ван, строят в Армении ряд колоний, овладевают Вавилоном и даже увозят в Ассирию царя Каштилиаша и печать его отца. Все это происходит при преемнике Салманасара, Тулькути-Нинурте (1244 г. до н. э.).

Такова была политика практически всех завоевателей и властителей древнего мира. Война – это бизнес, дающий победителю сокровища, земли и пленных. Деспоты видели немалую выгоду в войнах. Тысячи захваченных пленных день и ночь работали на их новых хозяев. Вассалы несли дань и подарки. Ассирийцы называли такую дань «тяжелой податью». Поскольку никто не желал добровольно нести дань, войнам не было конца. Тот, кто был побежден или потеснен, собирал силы для ответного удара. А так как ресурсы противников были примерно равны, то вскоре Сирия и Урарту снова набрали сил, как и Элам. Впереди даже замаячила малоприятная перспектива столкнуться с объединенными силами врагов. Это заставило Тиглатпаласара III (745–727 гг. до н. э.) реформировать войско и создать постоянную армию. Бывшие скотоводы и земледельцы охотно вступали в профессиональное войско («царский отряд»). Военная мощь страны заметно возросла. Поход Салманасара III в Северную Сирию. Рельеф в Балавате

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Смотрите также

Империя Чингисхана
Восемь столетий назад один человек завоевал полмира. Имя ему – Чингисхан. Это был величайший завоеватель на арене мировой истории. Переходы его армии измерялись не километрами, а градусами широты и ...

Греция – родина европейской цивилизации
История как особый вид научного знания – или, лучше сказать, творчества – была детищем именно античной цивилизации. Разумеется, и у других древних народов, и, в частности, в соседних с греками стран ...

Наука и политика. Война и мир
С тех самых пор, как мои занятия античным миром приняли сознательный и самостоятельный характер, он был для меня не тихим и отвлекающим от современной жизни музеем, а живой частью новейшей культуры; ...