Столкновение двух великих тюркских империй
Империя тюрков / Османская империя / Столкновение двух великих тюркских империй
Страница 2

Подошедшая армия Баязеда I вступила в сражение 25 сентября 1396 г. Оно было невероятно упорным и кровопролитным. Вначале французские рыцари как будто добились перевеса, смяв первую линию турок. Баязед I бросил в бой резерв, в составе которого находился и сербский отряд во главе с князем Стефаном Лазаревичем. Это переломило ход сражения. Союзная армия крестоносцев была разбита и обращена в бегство. Сигизмунд с несколькими приближенными спасся, уйдя от преследователей к берегу Дуная, где его ожидала лодка, доставившая короля на борт одного из кораблей венецианской Мальтийской эскадры.

В плен попали около десяти тысяч крестоносцев, почти все они были казнены. Самых знатных из них за огромный выкуп вызволил из плена французский король Карл VI. Болгария и Валахия окончательно отошли к Османской империи. Европейские монархи больше не решались нападать на турок. Население Балкан получило назад своих прежних правителей, которые стали данниками Османов.

И Баязед вновь обратил свой взор на Константинополь. В 1400 г. Баязед все же осадил Константинополь, хотя без сильного флота и соответствующей техники взять эту крепость было сложно. Баязед был готов нанести свой смертельный удар Византийской империи. Но в самый последний момент, весной 1402 г., его планы были разрушены страшной военной угрозой с востока – новый могучий завоеватель шел на запад и имя ему было – Амир Темур.

Столкновение двух могущественных правителей исламского мира было неизбежно.

Начиная с 1386 г., отряды Амира Темура совершали опустошительные набеги на Малую Азию. В 1395 г. войска Темура дошли до Сиваса, уничтожая все на своем пути. Сын Баязеда I Эртогрул погиб в одном из сражений с тюрками. От Сиваса Темур повернул на восток и захватил Халеб, Дамаск и Багдад. Византийский император предложил Темуру объединиться в войне против турок. К Баязеду I прибыли послы Темура с требованием вернуть Византии все захваченные земли. Баязед I отвел армию от Константинополя в Анатолию.

Подробно о сражении этих двух тюркских гигантов под Анкарой в июле 1402 г. мы рассказывали в главе VI «Империя Амира Темура» (см. «Темур и Баязед»). Коротко напомним.

Весной 1402 г. громадная армия во главе с Темуром двинулась в Малую Азию. 25 июля 1402 г. под Анкарой началось сражение, названное позднее Ангорским. Ряд ложных маневров прекрасно удался Темуру, и Баязед I был захвачен врасплох на невыгодных позициях. Перед войском Темура шли тридцать боевых слонов. Первый удар обрушился на левый фланг турок, где находились сербские дружины. Разбить их не удалось. Темур ударил по правому флангу, где сражались анатолийские турки. После упорного сопротивления они отступили. Дольше всех держался центр, где дрались янычары и находилась ставка султана. Когда же янычары были перебиты, Баязед I попытался спастись, но был схвачен вместе с сыном Мусой.

Темур опустошил Конью, Бурсу, Денизли, Измир. В Самарканд были отправлены тысячи пленных.

Легенд о том, как Темур обращался с Баязедом, существует множество: что по ночам его держали в цепях, что он служил Темуру подставкой под ноги, что, завладев гаремом Баязеда, Темур унизил его жену – сербку Деспину, заставляя ее обнаженной прислуживать за столом, за которым сидели ее прежний господин и его покоритель. Страдания надломили дух Баязеда и в конце концов его разум. Через восемь месяцев он скончался от апоплексического удара, но существует версия, что он покончил жизнь самоубийством.

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

Предисловие
Правящих рас, народов с имперским мышлением, не так много. В их числе, рядом с персами, греками и римлянами, можно назвать тюрков. В чем же суть имперского мышления тюрков? Они, как правило, власти ...

Наука и политика. Война и мир
С тех самых пор, как мои занятия античным миром приняли сознательный и самостоятельный характер, он был для меня не тихим и отвлекающим от современной жизни музеем, а живой частью новейшей культуры; ...

Солнечная земля Египта
Египет… Этот мир неизменный, удивительный, с историей, наполовину лишь разгаданной, с мудростью, четырьмя тысячелетиями предшествовавшей времени Авраама и Якова. В. Андреевский А более всего я люб ...