Женщины – правительницы Египта
Древние цивилизации / Солнечная земля Египта / Женщины – правительницы Египта
Страница 9

Бюст Марка Антония

Писатели видят игру страстей там, где историк и философ разглядит политический интерес (пусть даже с каплей эроса). В основе планов завоевателя лежали политические и экономические интересы. Р. Этьен в книге о Юлии Цезаре заметил: «Еще до того, как он воспылал хорошо рассчитанной страстью к царице Египта, Цезарь получил предлог для вмешательства в дела Египетского царства». Впрочем, и Птолемей, ожидавший целых 20 лет согласия Рима на признание его законным царем Египта, делал все, чтобы привлечь на свою сторону римских богачей и политиков. Учитывая, что казна была пуста, он взял заем у римского миллионера Рабирия Постума, обещав уплатить Цезарю большие деньги – шесть тысяч талантов (сумма, равная годовому доходу от всего его царства). Итак, за кулисами любой крупной политической акции, как видим, всегда стояли и стоят огромные деньги. Спящий Эрос. Мраморная скульптура

Спящий Эрос. Мраморная скульптура

Повторяю и утверждаю: вожделенным желанием Клеопатры было желание утвердиться на троне. Любая женщина хочет одного – власти. Даже если свою власть над мужчиной она осуществляет, отдаваясь ему в пылком порыве. Несомненно, тут был трезвый расчет. Ей, получившей власть из рук умирающего отца, была нужна помощь Рима, победителя Африки и Востока. Приезд Цезаря стал бесценным подарком… В бреду любовной страсти ей уже грезился великий Египет, полновластной хозяйкой которого она должна будет вскоре стать. Возможно, она видела себя героиней великих трагедий – Андромахой, Кассандрой или Клитемнестрой. Разве битва римлян за столицу – Александрию, пожар Библиотеки и Мусейона, ее страстные объятия – не отвечали духу трагедии?! Цезарь же, покинув страну, оставил Клеопатре, помимо сына, три легиона. Но ведь и она помогла ему представить Рим в новом обличье, направив к нему своих архитекторов, строителей, чтобы Цезарь смог выстроить не кирпичный, а мраморный город. В Александрии был выстроен великолепный храм Цезаря. Вот как Филон описывал это сооружение: «Ничто не может сравниться с храмом Цезаря! Он возвышается напротив гавани и столь лепообразен, величествен, что подобного нет! Наполнен он окладами и картинами, со всех сторон блистает золотом и серебром. Велик, разнообразен и украшен галереями». Цезарь после его знакомства с Александрией поручил выстроить в Риме по типу Мусейона библиотеку и театр. Он и сам провел немало часов в знаменитой библиотеке. Затем привез из Египта александрийского астронома и математика Созигена и идею реформировать римский календарь. Отныне в году стало 365 суток (по длительности солнечного года – 365,25 суток). Год был разбит на 12 месяцев. Начало года перенесли с марта на январь. Хотя поэт Овидий и многие другие римляне возмущались этим явным нарушением самой логики природы: «Странно, зачем новый год начинают в холодное время? Разве не лучше начать его светлой и ясной весной?»

Если в романе Клеопатры с Цезарем больше политики, то в истории с Антонием громче глас любви. После романа с Цезарем (48 г. до н. э.) минуло семь лет. Конечно же, она не отказалась от давней мечты – завоевать Восток, завершить дело Александра и сделать Александрию центром ойкумены. Канва романа выглядит просто. Антоний не выдержал искуса, изменил Риму, женился на Клеопатре и стал фараоном. «И Римлянин забыл походы и солдат, без боя взятый в плен любовною отравой…» У этой любви была своя предыстория. Первый раз Антоний увидел Клеопатру, когда ей не было и 15. Ему тогда было 28 лет. Вторая встреча произошла через 14 лет. Мужчина в 42 года, прошедший военные кампании, пьянки и блудниц, не столь уж и пылок. Оставила горький след дружба с бездельником и мотом Курионом. Плутарх писал, что эта дружба оказалась для Антония настоящей язвой и чумой. «Курион и сам не знал удержу в наслаждениях, и Антония, чтобы крепче прибрать его к рукам, приучил к попойкам, распутству и чудовищному мотовству, так что вскоре на нем повис огромный не по летам долг – двести пятьдесят талантов». Девочка Небетия, прислужница певицы Ми

Девочка Небетия, прислужница певицы Ми

Согласимся и с Д. Аккерман. Она трезво говорит о любви Клеопатры: «Самой большой ее приманкой был Египет, богатейшее средиземноморское царство, и римляне, тосковавшие по господству над миром, нуждались в ее власти, в ее флоте, в ее сокровищах. Союз с Египтом имел несомненный военный смысл. Цезарь и Антоний искали власти, не любви, хотя Клеопатра, возможно, способна была внушить страсть». Но разве страсть к царице – не является одновременно инструментом власти?! В свою очередь и Клеопатре стоило немалых трудов завоевать внимание Антония. Красавец, великий воин, наследник Цезаря имел всё и всех в своем распоряжении. К его услугам были все страны, которые он завоевал и в которых располагались на постое его легионы. Поэтому выбор дам у него был просто неограничен. Он спал без разбора со всеми – «с актрисами, рабынями, шлюхами, разыгрывавшими из себя матрон, и матронами, которые вели себя как шлюхи», – ему, Антонию, было наплевать на расовую принадлежность, и на возраст, и на общественное положение. Женщина должна быть женщиной и уметь делать в постели все, что попросит ее мужчина. Лишь тогда она достойна его внимания. Ему нужны были такие женщины, что и мертвеца заставят встать из гроба. Музыкантши

Страницы: 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Смотрите также

Становление Римской Империи
История не в состоянии без посторонней помощи наглядно описать народную жизнь во всем ее бесконечном разнообразии; она должна довольствоваться описанием общего хода событий. В ее состав не входят де ...

Предисловие
Правящих рас, народов с имперским мышлением, не так много. В их числе, рядом с персами, греками и римлянами, можно назвать тюрков. В чем же суть имперского мышления тюрков? Они, как правило, власти ...

Тюркские народы с X в. до н. э. по V в. н. э
Мировая история свидетельствует, что не было и не могло быть этноса, происходящего от одного предка. Все этносы имеют двух и более предков, как все люди имеют отца и мать, и это подтверждено многове ...