Наука и техника в Древней Греции
Древняя Греция / Наука и политика. Война и мир / Наука и техника в Древней Греции
Страница 13

Василий Беляев. Изгнание бесовского духа. 1895—1903 гг.

Вот и Сократ высмеивает Эвфидема, который, не изучив политики, объявляет о своем намерении стать государственным деятелем. Сократ сравнивает его с врачом: «Выступление такого рода подошло бы тем, кто хочет добиться от города места врача. Им было бы полезно начать свою речь такими словами: «Афиняне, я до сих пор ни у кого не учился медицинскому искусству и никогда не искал себе учителя врача. Я всегда воздерживался не только узнать что-нибудь у врачей, но даже не притворялся, что я изучал это искусство. Тем не менее доверьте мне должность врача. На ваш страх и риск я попытаюсь его изучить»». Подобная тирада вызвала смех у афинян. Хотя нам сегодня смеяться почему-то не хочется. Сколько уж лет минуло со времен Сократа, а у нас в политике полно общественных «врачей», что не в состоянии вылечить государственный организм, а только еще больше загоняют внутрь все его болезни. У нас всё, как в Греции… Если врачи Египта, находясь на государственной службе, за совершенные ими при лечении серьезные ошибки подлежали уголовной ответственности, вплоть до смертной казни, то вот врачи в греческих городах не подвергались никакому наказанию за свои промахи и даже за смерть пациента, кроме разве что теряли репутацию. Такие же порядки видим у нас. И. Репин. Исцеление больной. 1871 г.

И. Репин. Исцеление больной. 1871 г.

Если медик у других народов был скорее заклинателем, кудесником, хранителем древних профессиональных тайн, то в Греции он слыл ученым мужем. Сравните тот образ «врача», который доносят до нас индийские источники в некой «песне врача». Эскулап бодро путешествует по стране с красивым ящиком для лекарств (из фигового дерева). Конечно, он стремится к полному выздоровлению больных, но на первом месте у него жажда получить солидный заработок. Ему нужны «конь, бык и одежда». Порой в лечении он использует травы: травы извлекают из тела все больное, «всякая хворь бежит от них, как от руки палача». Таких в Индии часто называли не только «изгоняющим болезни», но еще и «истребителями демонов». Диего Веласкес. Пьяницы, или Сила Вакха. 1628 г.

Диего Веласкес. Пьяницы, или Сила Вакха. 1628 г.

Гнев же оскорбленного божества надо укрощать жертвами или молитвой, духа мучителя следовало задобрить ласковым к нему обращением или изгнать путем заклинаний. Сказанное относится не только к индийскому врачебному искусству, но и к искусству врачевания у первобытных народов и даже к знахарству поздних веков. Разумеется, суеверные способы лечения встречались порой и среди греков (вспомним сцену из «Плутоса» Аристофана) или у римлян (так, им злоупотреблял полководец Аристид, человек достаточно образованный и просвещенный). Однако тот факт, что города и правители тогдашнего мира приглашали наперебой видных греческих светил, стремясь таких врачей удержать, говорит о многом. Это значило, что в Греции имелись неплохие врачебные специалисты. Таких врачей уважали. О них говорили: «Лекарь, право, стоит нескольких других людей». Вердикт врача был чем-то вроде непреложного закона. Так кротонец Демокед был в течение года на жаловании города Афин, на следующий год – у общины эгинцев, а на третий – у Поликрата. Его гонорар быстро возрастал от 8200 драхм до 10 000 или до 16 000 драхм. После падения властителя Самоса, он в качестве пленника прибыл в Сузы, где выступал в роли не только врача, но и советчика, или «застольника», царя Дария (521—485 гг. до н.э.). Он настолько хорошо пользовал царя и его супругу, что даже придворные египетские врачи впали в немилость и стали опасаться за их жизнь.

В самом деле, порой важнее вылечить, сохранить живое человеческое тело, нежели воплотить в мраморе – мертвое. Авторитет его был столь высок и в древности и позднее, что его заветы, по словам Мольера, сравнивали с Евангелием. «Клятва Гиппократа» прямо указывает на переход к свободному практикованию врачебного искусства. Среди перечисленных в ней моральных требований к врачу, помимо клятвы лечить честно и умело, есть: обязательство учить врачебному искусству потомков, если те выберут эту профессию, учить безвозмездно, больному помогать по мере знания и сил, не применять врачебных средств во вред кому-либо или с преступной целью, не давать пациентам яду, не вытравливать плода у женщин, не производить кастрации (что вызывало особое неприятие у греков, но что спокойно воспринимали персы и евреи), не злоупотреблять знанием в эротических целях (как по отношению к свободным, так и по отношению к рабам), хранить врачебные тайны, не торговаться из-за гонорара, не обирать клиентов и т.д. Тут мы встречаем и прекраснейшее изречение этического характера: «Где нет недостатка в любви к людям, там не будет недостатка и в любви к своему призванию». Если врачи стремились излечить тело, то философы более заботились об уме.

Страницы: 8 9 10 11 12 13 14

Смотрите также

Наука и политика. Война и мир
С тех самых пор, как мои занятия античным миром приняли сознательный и самостоятельный характер, он был для меня не тихим и отвлекающим от современной жизни музеем, а живой частью новейшей культуры; ...

Предисловие
Правящих рас, народов с имперским мышлением, не так много. В их числе, рядом с персами, греками и римлянами, можно назвать тюрков. В чем же суть имперского мышления тюрков? Они, как правило, власти ...

Тюркские народы с X в. до н. э. по V в. н. э
Мировая история свидетельствует, что не было и не могло быть этноса, происходящего от одного предка. Все этносы имеют двух и более предков, как все люди имеют отца и мать, и это подтверждено многове ...